Мы думаем о Настоящем, Прошлом и Будущем
Список форумов Форум АЭС специалистов с  осколков СССР

Форум АЭС специалистов с осколков СССР

АЭС проблемы из первых рук Операторы. Техники. Исследователи О радиации. Надёжности. Прошлом и Будущем
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Прикованный к атомной галере имеет право знать правду о пробоинах в Корабле Предупредить, когда увидел рифы, почувствовал приближение бури
08 Атомная энергетика России. Реальность, вызовы и иллюзии

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Форум АЭС специалистов с осколков СССР -> 0102 Атомщикам России есть о чем сообщить
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Observer
Site Admin

   

Зарегистрирован: 17.10.2012
Сообщения: 1373

СообщениеДобавлено: Ср Дек 12, 2012 12:23 pm    Заголовок сообщения: 08 Атомная энергетика России. Реальность, вызовы и иллюзии Ответить с цитатой

Source URL: http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=3572

бывший замминистра по атомно-энергетическому комплексу Б.И.Нигматулин,

Атомная энергетика России. Реальность, вызовы и иллюзии




Удивительная метаморфоза: ярый борец против атомной энергетики в конце 80-х, чьими усилиями были заморожены Горьковская и Воронежская АСТ, сделавший на этом вместе с Немцовым политическую карьеру, экс-министр энергетики и экс-премьер, только возглавив Росатом, понял: нет лучшего применения государственным денежным ресурсам, чем вложение в строительство новых АЭС.


Кириенко докладывает Путину: "С советского времени не было такого количества пусков объектов атомной энергетики". Одним из достижений последних лет в РФ назвал развитие атомной отрасли президент Медведев в послании Федеральному
Собранию.

В то же время бывший замминистра по атомно-энергетическому комплексу Б.И.Нигматулин, который является сегодня одним из самых авторитетных экспертов в области энергетики, убежден:

ставка на форсированное развитие атомной энергетики в России при сегодняшнем уровне стоимости строительства АЭС не оправдана.


Ренессанс: мы за ценой не постоим?

- Можно предположить, что первые лица страны охотно верят победным реляциям Кириенко, так как на фоне стагнирующей промышленности и деградации других высокотехнологичних отраслей – авиационной и космической – они звучат райской музыкой.

Допускаю даже, что Кириенко искренне верит в то, что говорит, потому так самозабвенно рассказывает свои небылицы руководителям государства.

Однако хочу напомнить, что в СССР в период 1981-1990 гг. внутри страны было построено 28 новых атомных энергоблоков суммарной мощностью 23,3 ГВт,

помимо этого, за рубежом - еще 10 блоков суммарной мощностью около 5,5 ГВт.

Итого, почти 29 ГВт.


В постсоветское время, за аналогичный период (2002-2011 гг.), было достроено, подчеркиваю, не вновь построено, только 3 блока внутри страны и 3 за рубежом:
2 вновь построенных в Китае и 1 достроенный в Иране.


В пересчете на 100%-строительство - всего 4 блока, суммарной мощностью 4 ГВт.

В итоге получается семикратная разница.

Кроме того, остаются два вопроса: цена иллюзии ренессанса атомной энергетики, которую оплачивает российский бюджет и потребитель электроэнергии, а также ангажированность карманных экспертов, подпитывающих эти дорогостоящие фантазии.

Можно залить бюджетными деньгами атомную энергетику, но тогда останутся недофинансированными медицина, образование, наука, социальные программы и др.

Взять хотя бы здравоохранение. Сегодня у нас заболеваемость в полтора раза, а смертность - на 25 % выше, чем в 80-х годах в РСФСР, и в два раза выше, чем сегодня в США.

Для того, чтобы вернуться к уровню 80-х годов нужно дополнительно увеличить госфинансирование на 40 % или на 800 млрд руб. в год, тогда к 2020 году мы сохраним жизни 2,5 млн российских граждан. (см. «Демография и показатели здоровья населения РФ»)

Посмотрим, какова эффективность инвестиций в атомную энергетику, сколько стоят энергоблоки, о которых говорит Кириенко (см. табл.1).

Таблица 1.



Удлинение срока строительства на 1 год влечет за собой рост стоимости строительства минимум на 10 %, из-за инфляции, дополнительных затрат из-за задержки строительства. Кроме того, сама станция (концерн «Росэнергоатом») теряет доход из-за недовыработки электроэнергии.

За один год атомный энергоблок мощностью 1200 МВт может выработать 8 млрд кВт·ч электроэнергии с отпускной ценой на рынке на ФОРЕМЕ (Федеральном оптовом рынке энергии и мощности) около 9 млрд руб. (в ценах 2011 г.).

* - Прогноз Б.И. Нигматулина.
** - Без серийной активной зоны.

Из табл. 1 видно, что каждый последующий блок почти вдвое дороже предыдущего: Калинин-3 (энергопуск в 2005 г.) стоил 29,7 млрд руб, Ростов-2 (энергопуск в 2010 г.) – 57,6 млрд руб.; Калинин-4 ( энергопуск – 2011 г., выход на 100% мощности - 2012 г.) – 91,1 млрд руб.

Пока речь идет о завершении строительства типовых блоков проектов 90-х годов. Я здесь не анализирую качество достройки и то, как они пускались, особенно, что касается блоков Калинин – 3, 4. Это тема отдельного, подробного анализа.

Теперь проанализируем данные по строительству энергоблоков по новым проектам АЭС-2006. Ленинградская АЭС-2: 2 блока мощностью по 1170 МВт каждый, начало строительства первого блока - 2007 г., второго – 2009 год, завершение строительства планируется в 2013-2015 г.г. соответственно.


Первый блок ЛАЭС-2 – заявленная цена сооружения - 143,4 млрд руб.,
второй - 99,5 млрд руб.; суммарно – 242,9 млрд руб.

Сроки завершения строительства сдвигаются минимум на 2 года к 2015-2017 годам, в силу чего стоимость увеличится не менее чем на 20 %, т.е. достигнет 290 млрд руб. или $4050 (1$ = 30,5 рубля) за установленный киловатт.

Нововоронежская АЭС-2:

2 блока мощностью по 1200 МВт, начало строительства первого блока - 2007 г., завершение – в лучшем случае в 2015 г. (планировалось в 2012 г.); начало строительства второго блока - 2009 г., завершение – возможно в 2017 г.

Плановая стоимость первого блока - 127,6 млрд руб., второго блока – 85 млрд руб., реально из-за сдвига на 3 года суммарная стоимость приблизиться к 275 млрд руб. , т.е. $3800 за установленный киловатт.

Отдельный вопрос - БН-800 на Белоярской АЭС.

План сдачи четвертого блока – 2014 год, плановая стоимость – 135,4 млрд руб. (и это, в общем-то, стоимость достройки блока, т.к. строительство началось еще в конце 1980-х гг.).

Реально, с учетом сегодняшних темпов удорожания строительства выйдут на 160 млрд руб. или $6500 за установленный киловатт. И это без серийной активной зоны.

Блок будет пускаться на двух типах ТВС: с обогащенным ураном и смесью плутония с обедненным ураном. А когда будет пускаться серийная активная зона, как необходимый элемент замкнутого ядерного топливного цикла (ЗЯТЦ)?

Сегодня на этот вопрос ответа нет. Возможно, к 2020 г., а может быть, и позже. На все это потребуются дополнительные затраты порядка десяток-другой миллиардов рублей.

Сопоставление стоимости 1 кВт установленной мощности энергоблока с БН-800 с несерийной активной зоной, по сравнению с новым проектом (АЭС-2006) с ВВЭР-1200 показывает, что она в 1,6 – 1,7 раз дороже. Именно то, что было и в советское время, когда строили БН-600.

Чуда, обещанного идеологами развития быстрых реакторов с натриевым теплоносителем (БН), не произошло:

удорожание энергоблока БН по сравнению с ВВЭР сохранилось прежним.

Например, стоимость установленного киловатта с БН-600 (338,8 млн руб. : 600000 кВт = 564,7 руб. за кВт) по сравнению со стоимостью установленного киловатта 5-го блока НВАЭС (348,2 руб. за кВт) в 1,6 раза выше (см. табл. 2).

Таблица 2. Фактические сроки и цены строительства энергоблоков АЭС в начале 1980-х годов (на примере 4-х АЭС)



- Тем не менее, Кириенко обещает, что к 2030 году Россия перейдет к массовому сооружению энергоблоков с реакторами четвертого поколения на быстрых нейтронах

- Это утопия. Обычное некомпетентное заявление руководителей из разряда «или ишак, или падишах». Сегодня даже отцы-основатели направления реакторов на быстрых нейтронах – Виктор Владимирович Орлов, Павел Леонидович Кириллов и даже Федор Михайлович Митенков,

который некоторое время назад получил премию «Глобальная энергия» за разработку БН - с большим сомнением и осторожностью относятся к перспективам их коммерческого использования.

Кроме того, их продажа в другие страны из соображений нераспространения ограничена - нельзя продать никому, кроме ядерных держав.

Обещанный контракт с Китаем на два БН-800 уже отошел за горизонт, т.к. отсутствует технология замкнутого ядерного топливного цикла, а без него этот проект Китаю не нужен.

Сегодня даже Е.О.Адамов, который в свое время, несмотря на мое сопротивление, вписал БН-800 в Стратегию 2000 г., пишет, что он «не решает никаких стратегических задач, кроме замены БН-600 на еще один такой же БН».

Я говорил ему ровно то же самое еще в 2000-м году. Тогда и впоследствии я неоднократно обсуждал этот вопрос с патриархом нашей отрасли - Львом Дмитриевичем Рябевым, и у нас с ним по вопросу строительства БН-800 было полное единодушие.

Позже я неоднократно писал об этом в статьях 2004-2008 гг. («Пора прекратить это безумие», «Атомная энергетика России. Время упущенных возможностей»).

В начале 2006 года я направил несколько справок Кириенко с обоснованием бесперспективности строительства БН-800. Тогда я еще наивно полагал, что он, выслушав мнения независимых экспертов, будет способен разобраться в коренных проблемах отрасли, которой руководит и прислушается к мнению независимых экспертов.

Сейчас Кириенко ссылается на решения Государственной Думы о необходимости строительства БН-800, однако он палец о палец не ударил по выполнению такого же решения Госдумы по поводу достройки 5-го блока Курской АЭС.

О целесообразности достройки этого блока, а также строительства 6-го блока Курской АЭС на базе ВВЭР-1000 я неоднократно писал («Отличать поражение от победы», «Кризис – это прививка от воинствующих дилетантов», «Вызываю ответственность на себя»).

Сегодня все актуальные задачи по поддержанию направления быстрых реакторов можно решить, используя БН-600, включая опытно-промышленную отработку плотного топлива. Кстати, необходимо сейчас активизировать НИОКРы, которые должны перейти в опытно промышленное производство плотного топлива, чтобы получить результат хотя бы к 2020 году.

Наконец, когда большая часть капвложений на строительстве БН-800 освоена,
Адамов пишет руководству Росатома, что ни БН-800, ни проект производства МОКС-топлива не нужны. Где же он был раньше?

Переход на массовое строительство быстрых реакторов – утопия. Имеется множество нерешенных проблем – не только связанных с замыканием ЯТЦ, в т.ч. превышающая в 1,6 раза по сравнению с ВВЭР стоимость установленного киловатта мощности. А сама эксплуатация реактора с натриевым теплоносителем более сложная и дорогостоящая задача, да и утечка натрия – это не утечка воды.

Основное достоинство быстрых реакторов в атомной энергетике – возможность воспроизводства топлива и экономия природного урана. Но до сих пор открытым остается вопрос: при какой цене природного урана будет экономически целесообразным строительство и эксплуатация быстрых реакторов? Этот вопрос каждая страна должна решить для себя с учетом собственного топливно-энергетического баланса и обеспеченности энергоресурсами. Для России с ее огромными запасами газа, угля и нефти, строительство БН внутри страны абсолютно неактуально, а экспортный потенциал БН, как было показано выше, ничтожен.

Сегодня, отвлекая силы и средства на разработку проектов быстрых реакторов, мы стали существенно отставать в создании современного конкурентоспособного энергоблока с водо-водяным реактором.

Атомной энергетике России еще предстоит доказать свою конкурентоспособность как на внешнем рынке по сравнению с улучшенными проектами АЭС с реакторами PWR и BWR, производимых в Южной Корее, Китае, США, Франции и Японии, так и на внутреннем рынке – по сравнению с реконструкцией и новым строительством парогазовых установок и угольных энергоблоков на сверхкритических и суперкритических параметрах в тепловой энергетике.


Вместо сооружения БН-800 можно было бы реконструировать 6 ГВт паротурбинных блоков до парогазовых и, тем самым, сократить потребление газа в электроэнергетике на 3 млрд. куб. м в год.

При этом, сэкономить 360 млн долларов в год, если считать стоимость газа по внутренним ценам (120 долл. за 1000 кубометров), а по экспортным цена - более 720 млн долларов в год (в ценах 2011 г.). Но у потребителя не спрашивают, нужны ли ему такие дорогие игрушки.

В то же время независимое экспертное сообщество промолчало.

- А как Вы оцениваете перспективы проекта «Прорыв»?


- Что теперь предлагает Адамов? Сделать ставку на реактор с охлаждением свинцом: приняв за прототип БРЕСТ-ОД-300, работоспособность которого пока еще не доказана, разработать проект БРЕСТ-1200, причем внедрить его в атомную энергетику скачком. Но этот проект имеет фундаментальные проблемы, которые в принципе скачком не решаются. Рабочая температура свинцового теплоносителя 400 – 540 оC при его температуре плавления (затвердевания) 327 оC., масса – 8,5 тыс тонн у БРЕСТ ОД-300 и 12 тыс. т. у БРЕСТ-1200. Для сравнения, вес всего оборудования реакторного отделения ВВЭР-1000 составляет 8,5 тыс. т. Всю эту массу необходимо разогреть и расплавить и поддерживать в жидком состоянии, а как быть при неизбежных остановах? Отсюда проблема разработки специальных технологий, приборов, конструктивных систем для поддержания свинца в жидком состоянии при пусках и остановах. Для этого необходим мощный независимый источник энергоснабжения. Сам жидкий свинец вызывает коррозию стальных элементов контура теплоносителя, оболочек твэлов (при 650 оC) и т.д.

Отдельная проблема – работоспособность парогенератора, в котором давление пара составляет 180 атмосфер. Он установлен прямо внутри первого контура. В настоявшее время конструкцию такого парогенератора невозможно сделать ремонтонепригодной, соответственно, а значит, невозможно достичь ресурса 200 тыс. часов, стандартного для тепловой и атомной энергетики. Более того, с учетом опыта создания атомных подводных лодок, в которых в качестве теплоносителя использовалась эвтектика свинец-висмут с температурой плавления всего 124,5 Со, можно утверждать, что система обогрева внутри труб парогенератора (для расплавления свинца) должна быть с резервом в 100%. Применительно к парогенератору это практически не решаемая проблема. Т.е. парогенератор будет не только неремонтопригодным, но и ненадежным.

Кроме того, имеется масса других проблем, как например, собственно токсичность жидкого свинца. Металлургия свинца – высокотоксичное, энергоемкое, сложное производство. Безусловно, в ближайшие 10-15 лет, а, скорее всего, никогда, близко не удастся создать ничего работоспособного, даже вложив огромные средства.

Собственно проект БРЕСТ-ОД-300 оказался неудачным, и разработка пошла по второму кругу. Попытки делать вид, что проект уже есть и реакторную технологию свинца можно отработать на небольших теплофизических и материаловедческих стендах без предварительного создания реакторной и материаловедческой исследовательской базы – это растратная и даже преступная иллюзия. Кстати, даже создание небольших стендов и эксплуатация их сопряжены с большими трудностями.

История со свинцовым реактором в России в точности повторяет сюжет, который мы уже пережили в электроэнергетике – создание МГД-генераторов. В начале 1970 годов, когда это направление во всем мире было признано тупиковым, у нас продолжали щедро вкладывать средства в их разработку вплоть до середины 80-х годов. Участвовал в пректе десяток институтов, средства выделялись не только из бюджета через госкомитет по науке и технике (ГКНТ) и АН СССР, но и Минэнерго СССР, взятые даже с ремонтов энергоблоков. Об этом мне рассказывал главный инженер Центрэнерго Ю.З.Шугаев. Развитие МГД-генераторов тогда продавливалось Зампредсовмина СССР, председателем ГКНТ акад.В.А. Кириллиным и директором ИВТАНа акад. А.Е.Шейдлиным. Дело дошло до того, что Председатель Совмина СССР А.Н.Косыгин предложил построить опытно-демонстрационный блок (ОД) МГДЭС-500 на Рязанской ГРЭС. Когда В.А.Башилову, генеральному директору НПО «Энергия» Минэнерго (из этой организации вышел ВНИИАЭС), предложили должность генконструктора МГДЭС-500, он категорически отказался, т.к. предвидел уголовное преследование в завершение этой авантюры (об этом он сам рассказывал моему отцу, проф. И.Н.Нигматулину). И оказался прав – в 1983 году началось расследование, остановленное затем в сумбуре перестройки. И тогда большинство экспертов-энергетиков прекрасно понимали невозможность технической реализации этого направления в энергетике, но они оказались задавлены авторитетом чиновника высокого ранга и академика. В результате впустую были потрачены огромные деньги, включая тогда сверхдефицитную валюту, а проект МГД-генератора остался несмываемым пятном конформизма на репутации тогдашнего отделения Физико-технических проблем энергетики АН СССР.

Кстати, мой учитель, директор ВТИ В.Е.Дорощук, несмотря на давление Министра энергетики, четко тогда обозначил, что МГД-тематики в ВТИ не будет, правда, академическая карьера, в т.ч. и по этой причине, оказалась для него недоступной.

Сегодня, особенно в академической среде, считается неполиткорректным вспоминать всю эту историю с МГД-генераторами, но забывать ее тоже нельзя, чтобы в очередной раз не наступать на те же самые грабли.

Погнавшись за химерой, мы упустили лидерство в области парогазовых технологий. Тем временем немцы, американцы и французы разработали газовые турбины большой мощности на 200-300 МВт, а сегодня проектируют 400-500-мегаваттные турбины и строят эффективные парогазовые тепловые энергоблоки. А мы вынуждены покупать у них эти газовые турбины. Ибо в нынешней ситуации флагман отечественного турбостроения «Силовые машины» оказался неспособен изготовить газовую турбину 280 МВт даже по лицензии фирмы Siemens. И здесь проблема состоит в том, что в компании не оказалось личности, способной организовать это производство. Осенью прошлого года газотурбинные подразделения этой компании были переданы в СП с Siemens на правах «младшего брата». Теперь немцы будут выпускать газовые турбины для России, а созданное СП – обеспечивать только их отверточную сборку, сопровождение поставок и некоторый объем сервисного обслуживания. Менее мощные турбины (65 МВт) будут собирать на совместном предприятии с General Electric в Рыбинске.

Если бы ИВТАН занимался не МГД-генераторами, а парогазовыми блоками и развитием технологий в угольной энергетике и т.п., сегодня он мог бы быть центром развития не только отечественной, и даже мировой теплоэнергетики.

«Прорыв» по организационному оформлению напоминает проект создания атомной бомбы. Приказом Кириенко образован технический комитет во главе с уже немолодым Адамовым. Здесь, уместно вспомнить, что когда Курчатов возглавил технический комитет по созданию атомной бомбы, ему было 40 лет – «Борода» был самым старшим в творческом коллективе. Для придания хоть какой-то респектабельности «Прорыву» - созданию быстрого реактора с тяжелым жидкометаллическим теплоносителем, Адамов пригласил в этот комитет уважаемых 70-80-летних академиков – ветеранов отрасли. Под эту затею консолидируются институты отрасли, на нее выделяется более 100 млрд руб из бюджета. С учетом 160 млрд руб. потраченных на БН-800, получается, что на развитие быстрых реакторов с ЗЯТЦ мы потратим 260 млрд руб. (8,5 млрд долл) больше, чем все участники (более 30 стран) международного проекта ИТЭР вместе взятые - 5,5 млрд.

Но есть принципиальное отличие прорыва Курчатова от нынешнего «прорыва» Адамова. Целью атомного проекта было спасение Отечества, а целью адамовского «прорыва», - банальный «распил» бюджетных средств под прикрытием высоких слов о необходимости развития нового направления в атомной энергетике, которое осчастливит и Россию, и мировое сообщество.

Мы продолжаем заниматься дорогими игрушками вместо решения насущных проблем. Почему Кириенко выгодна эта суета вокруг «прорыва»? Во-первых, в силу своей некомпетентности, он не может разобраться в экономической нецелесообразности и технической невозможности таких проектов, как «прорыв». Во-вторых, у него имеется «блестящая» возможность еще несколько лет твердить, что мы впереди планеты всей в развитии атомной энергетики, и просить еще и еще бюджетные ресурсы у руководителей страны. Но, проиграв конкурентную борьбу в области водо-водяных реакторов, горе-стратеги будут оправдываться тем, что занимались «прорывом».

Обогащение узкого круга руководителей, которые контролируют финансовые потоки этого «прорыва», разочарование рядовых его участников и несмываемое пятно на направлении быстрых реакторов – таким будет его естественный финал.

Но «прорыв» теперь и навсегда связан с именем Адамова. Когда произойдет неизбежное отрезвление, а возможно и расплата, забудут временщиков Кириенко, Щедровицкого, а также тех, кто сегодня «рулит» финансовыми потоки этого проекта: Першукова, Рачкова и др. Но главную ответственность несут научные руководители этого проекта во главе с Е.О.Адамовым.

Кроме того, приходится с горечью констатировать, что и в отрасли, и в академическом сообществе опять не оказалось критической массы экспертов и механизмов, которые предотвратили бы бездарную растрату бюджетных средств на заманчивые, но абсолютно нереализуемые проекты. А потому мы имеем классический пример «лысенковщины», но уже не в биологии и сельхозпроизводстве, а в атомной энергетике. Я спрашивал своих коллег, почему они занимаются «прорывом», и неизменно получаю один ответ: «Да, мы понимаем его бесперспективность, но, пока дают деньги, мы этим занимаемся». Коллеги, но ведь тем самым вместо развития отрасли, вы ведете ее к застою, деградации и потере доверия общества.

Российская научно-техническая интеллигенция привыкла между собой и «на кухнях» ругать власть и «начальников», но сама уже какой раз оказывается неспособной разобраться в делах, за которые она несет ответственность, отказаться от привычки промолчать или говорить «чего изволите». А Российская академия наук обязана быть надежным и компетентным экспертом. Её неспособность быть таковым становмтся все более очевидной, что в результатн приводит общественность и власть к мысли, что такая академия не нужна стране. а другого подобного института в России нет.

- Но где именно Вы видите точки реального прорыва?

- Если будет развиваться атомная энергетика на быстрых реакторах (БР), то это развитие одноконтурной ЯЭУ на сверхкритических параметрах водяного пара. Это направление можно развивать в реакторах с любым спектром нейтронов (на тепловых, промежуточных и на быстрых).

Проанализируем историю развития атомной энергетики, а заодно и теплоэнергетики. Какие технологии получили наибольшее развитие в атомной энергетике? Те, где и теплоноситель и замедлитель – обычная вода ВВЭР (РWR) и ВК (BWR). Более 83% всех мощностей мировой гражданской и 100 % морских ЯЭУ работают на этих реакторах. Другие направления как то: англо-французский газо-графитовый AGR, высоко-температурный газоохлаждаемый реактор HTGR, советские водо-графитовые РБМК и др., где вместо водяного замедлителя применили графитовый, тяжеловодные CANDU, кстати, многие из которых, либо остановлены, либо находятся в глубокой реконструкции, экзотичные мобильные установки с органическим теплоносителем или модульный реактор с токсичным N2О4, а также быстрые реакторы с натриевым и свинцово-висмутовым теплоносителем - оказывались либо тупиковым, либо не получили долговременного развития. Это связано или с технологическими сложностями, или с неконкурентоспособностью в сравнении с ВВЭР и ВК.

Например, срок эксплуатации РБМК оказался не более 40 лет из-за ограничений по стойкости графита, а ВВЭР сегодня проектируются уже на 60 и более лет. А наше научно-техническое достижение и гордость – АПЛ с реакторами со свинцово-висмутовым теплоносителем. Было построено 7 АПЛ, которые в общей сложности эксплуатировались 80 месяцев (при пересчете на 100% мощность). Это далеко не те 80 лет – общее время эксплуатации этих лодок, как представляют разработчики этого реактора. При этом они оказались первыми на списание из ВМФ из-за сложностей эксплуатации. Дополнительно на берегу необходимо было иметь специальный энергоисточник для поддержания свинцово-висмутового теплоносителя в жидком состоянии. Кроме того, всегда была опасность выхода высоколетучего радиоактивного полония при утечке теплоносителя и т.д.

Теперь посмотрим, как развивается мировая теплоэнергетика. Там тоже были экзотические проекты, такие как вышеупомянутые МГД-генераторы, бинарные циклы на ртути и т.п.. Однако, магистральное направление развития теплоэнергетики – это рост параметров рабочего тела – водяного пара. Сначала (1920-1970 г.г.) – докрититические, 1970-2000 г.г. – сверхкритические, в начале 21 века началось развитие установок с суперсверхкритическими параметрами пара – 300 атм. и 600 оС и даже 350 атм. и 700 оС.

Еще раз хочу повторить, что, если будет развиваться атомная энергетика, то она пойдет по этому пути: параметры теплоносителя - рабочего тела (водяного пара) перейдут из докритической области (ВВЭР или ВК) в сверхкритическую (БР), при этом блок будет одноконтурным. Посмотрим, какой эффект при этом достигается (табл.3 по данным проф. П.Л.Кириллова* ФЭИ, Обнинск).


Таблица 3.

ЧТО ДАЕТ ПЕРЕХОД НА БР СКД?



Объемы строительных работ сокращаются примерно в 2 раза

Снижаются затраты на монтаж (меньшее количество оборудования, уменьшение диаметра трубопровода и др.)

2. Применение серийного оборудования (турбины, подогреватели, теплообменники, арматура и проч.)

3. Снижение сроков строительства минимум в 2 раза.

4. Повышение КПД с 33-35 % до 40-43% и более

5. Возможность сжигания минорных актинидов и наработки изотопов и КВ около 1,0

Из табл. 3 видно, если БН-800 имеет удельную металлоемкость 9,4 т. на МВт (эл. мощности); БН – 1800 – 4,5; ВВЭР-1000 – 3,22; то БР-СКД – 1,44, т.е. соответственно в 6,5; 3 и 2,2 раза меньше.

Хотел бы обратить особое внимание на тот факт, что России, с ее богатейшими энергоресурсами и нехваткой средств на сохранение своего народа, нет необходимости в одиночку тратить огромные финансовые средства и человеческие ресурсы на разработку новых направлений в реакторостроении, например, БР. Такие работы нужно проводить только в рамках международных проектов (как, например, ИТЭР, Международная космическая станция (МКС) ит.д.). Заодно это обеспечит независимый аудит, что в свою очередь охладит пыл инициаторов очередных «романтико-распилочных» проектов за огромные бюджетные деньги.

- То есть Вы предлагаете доводить до ума водо-водяные реакторы. Как Вы оцениваете в этой связи проект ВВЭР-ТОИ?

- Негативно. На проект потратили 15 млрд руб. При этом он заведомо уступает по цене и срокам строительства китайской модификации АР-1000 мощностью 1200 МВт и южно-корейским реакторам APR-1400 мощностью 1450 МВт, во-первых, по оборудованию реакторного отделения, потому что в этих проектах на 30 % меньше оборудования, чем у нас. Во-вторых, пониженные параметры первого контура конкурентных проектов повышают надежность работы оборудования. В-третьих, у них площадка под двухблочную станцию на 30 % меньше, чем у нас, из-за наших устаревших норм проектирования. К тому же в проект ВВЭР-ТОИ опять закладывается АСУ ТП с участием зарубежного конкурента - АRЕVА. АСУ ТП – это как спальня, пускаешь туда постороннего – неизвестно, чей будет ребенок. Причем, потом это может коснуться уже всего проекта.

Кроме того, еще одно важнейшее преимущество наших конкурентов: первый корейский APR-1400 будет запущен уже в 2013 году, строительство идет в строгом соответствии с графиком – 60 месяцев от первого бетона, а китайцы строят серию из 12 энергоблоков АР-1000, первый из которых должен быть пущен во второй половине 2013 года. При этом у них стоимость установленного киловатта мощности составляет $1750 с достижением периода строительства 44 месяца от первого бетона до пуска за счет применения крупноблочного строительства с блоками весом до 720 т. А локализация оборудования, начиная с третьего блока – 100%. Кроме того, сегодня Китай создал СП с Вестингаузом для реализации проекта энергоблока мощность 1600 МВт с использованием идеологии АР-1000 и планируют получить лицензию в 2014 году. С французами и японцами китайцы создали совместное предприятие AREVA – EDF – Mitsubishi – CGNPC по разработке новейшего энергоблока ATMEA-1 мощностью 1100 МВт.


Атомная доля

- Росатом наметил к постройке к имеющимся еще 36 блоков до 2030 из них 14 блоков до 2020 года или 16,8 ГВт атомных мощностей. Нужно ли такое количество дорогих атомных энергоблоков стране к этим срокам?

- Однозначно, нет. Во-первых такое количество не нужно, во-вторых - невозможно построить. Модернизация в различных отраслях экономики предусматривает повышение электроэффективности производства. С учетом этого к 2020 году электропотребление увеличится максимум на 15% (на 150 млрд кВт·ч), а к 2030 еще не более, чем на 10 % (на 120 млрд кВт·ч), т.е. всего максимум на 280 млрд кВт·ч и не превысит 1300 млрд кВт·ч в год к 2030 г. Против 1021 млрд кВт·ч (при производстве 1037 млрд. кВт·ч) в 2011 году. В последние 20 лет наша страна пережила 3 кризиса: 1989-1991 годы, 1998 год и 2008 год. И если учитывать возможные кризисы и значительные периоды стагнации в экономике, эти цифры будут еще ниже. Это не совпадает с завышенными прогнозами, отраженными в последних версиях Энергостратегии (ноябрь 2009 г.) и документах Минэнерго и Росатома, в которых продолжает приниматься как основной сценарий прогноз электропотребления 1300 млрд кВт·ч к 2020 году и 1500 млрд кВт·ч – к 2030, и под эти прогнозы принята завышенная программа строительства новых мощностей.

- На чем же основан Ваш прогноз?

- Мною было показано, что в России в период роста экономики с 1999 по 2008 годы в среднем на 1% роста ВВП приходится 0,3% роста электропотребления и это при тогдашнем уровне электроэффективности. К 2020 году электроэффективность должна повыситься на 15%, и тогда на 1% ВВП (см. «Электроэнергетика России. Мифы и реальность») будет приходиться 0,25% электропотребления, а после 2020 г. она будет еще ниже. Поэтому на период 2011-2030 годы 0,3% - это оценка сверху, и она характерна для сегодняшней структуры экономики и нынешнего экономического порядка в стране.

Итоги прошедшего года подтверждают это соотношение: при росте ВВП на 4,3% электропотребление выросло всего на 1,2% в 2011 году по отношению к 2010. До 2020 года Минэкономразвития прогнозирует средний рост ВВП не более 4-5 % в год, значит, рост электропотребления будет не более 1,5 %.

Интересно, что в Германии, где доля материального производства в структуре ВВП существенно выше, чем в России, на 1% роста ВВП в среднем приходилось 0,4% роста электропотребления в период 1981-2008 гг. (почти 30 лет), за исключением переходного периода, когда произошло объединение с ГДР (см. «Электроэнергетика России. Мифы и реальность»),

Кроме того, для нашей страны необходимо учесть следующие существенные обстоятельства. В 2011 году объем инвестиций в основной капитал страны (в сопоставимых ценах) составил всего 60% от уровня 1990 года. Чтобы выйти на уровень 1990 года (см. «Электроэнергетика России. Мифы и реальность»), при существующем темпе роста этих инвестиций, потребуется еще не менее 10 лет. При этом, только в 2011 году из РФ за рубеж было выведено 84,5 млрд долларов (2,5 трлн руб.). Вот они - инвестиции, но только не в Россию. Это те самые средства, которые должны были пойти на модернизацию и реиндустрализацию экономики страны.

Но сегодня нет никаких обнадеживающих сигналов, говорящих о том, что ситуация поменяется. В этих условиях Россия не нуждается в форсированном строительстве дорогих новых атомных энергоблоков, тем более сверхдорогих БНов, за исключением энергоблоков с реакторами ВВЭР, замещающих выводимые из эксплуатации 10 энергоблоков РБМК (10 ГВт) и 4 энергоблока ВВЭР-440 (проект 230) - 1,8 ГВт и возможно 5-й блок Нововоронежской АЭС (1 ГВт) до 2030 года.

Также можно оценить необходимый объем производства (потребления) электроэнергии из других соображений. В 2011 году производство электроэнергии на душу населения в России (143 млн человек) - 7300 киловатт-часов, в Германии (81,5 млн человек) и в среднем в старых странах ЕС (397 млн человек) практически столько же – 7200 киловатт-часов. При этом в этих странах в среднем доля ВВП на душу населения – $ 37 тыс $ ППС – по паритету покупательной способности доллара, рассчитанного по всему ВВП, а у нас – 20 тыс $ ППС, или в 1,85 раз меньше. По уровню ВВП на душу населения мы точно соответствуем новым странам Евросоюза (103 млн человек), у которых доля производства (потребления) электроэнергии на душу населения составляет 4500 кВт-ч, т.е. на 40 % ниже, чем у нас.

- Но у нас более суровый климат и другая структура экономики.

- Согласен. Введем поправку на эти обстоятельства - 20% или 200 млрд. кВт. ч – дополнительная выработка к уровню новых стран ЕС. Но оставшиеся 20% - еще 200 млрд. кВт.ч - это неэффективное потребление электроэнергии, из которых 100 млрд киловатт-часов потребитель может сэкономить, например, за счет внедрения частотного регулирования электроприводов.

Кроме того, до 2020 г. вполне реально увеличить производство электроэнергии на 100 млрд киловатт-часов со стороны производителя за счет повышения КИУМ тепловых и атомных станций и снижения потерь в сетях. В принципе, до 2020 года можно новое строительство генерирующих мощностей вести только в объёме выпадающих мощностей, сместив акценты на форсированную модернизацию устаревших мощностей и строительство сетей и подстанций.

Если раньше мне казалось, что проблема российской электроэнергетики, в первую очередь, атомной, в том, что она не достаточно велика для масштаба экономики России, то теперь я вижу, что ее коренная беда - неэффективность.

- Почему практически не слышно критики планов Росатома? Экологи заученно повторяют одни и те же аргументы, а эксперты с академическими званиями и вовсе молчат.

- Была Генсхема Чубайса-Кириенко, одобренная Правительством в феврале 2008 г., в которой было заложено строительство 32 блоков АЭС из почти 200 ГВт строительства новых мощностей до 2020 года. Сегодня все эксперты полностью открещиваются от участия в подготовке или одобрении этого документа. Однако Чубайс неоднократно ссылался на поддержку своей Генсхемы экспертным сообществом, включая членов РАН. Тогда в публичном ключе, кроме меня никто не сказал, что это полная чушь (см. «В чем не прав Анатолий Чубайс») - ни один эксперт, ни одна организация: ни академическая, ни отраслевая, ни государственная, ни частная.

Через полтора года в Энергостратегии, также одобренной Правительством, но уже в ноябре 2009 года, все показатели развития электроэнергетики были уменьшены в 2 раза, и там был принят средний рост потребления электроэнергии 2,5 % вместо 4,1-5,2 % по Генсхеме Чубайса-Кириенко, или 1350-1400 млрд кВт-ч в год до 2020 года. При этом было запланировано строительство 14-18 ГВт новых атомных мощностей.

Сегодня в скорректированной программе принимается 1300 млрд кВт-ч в год. Эта цифра на 130-150 млрд кВт-ч завышает прогноз потребления электроэнергии к 2020 году, соответственно требует избыточного строительства 25-30 ГВт мощностей или с учетом дополнительных затрат на строительство сетей – 3,7-4,5 триллиона рублей инвестиций, а стоимость самой программы увеличится до 11 вместо достаточных 7 трлн. руб. Лишние инвестиции лягут дополнительным грузом на стоимость электроэнергии, которая и без того достигла запредельных размеров: в 2-4 выше, чем в США и в 1,5 – выше, чем в среднем в странах Евросоюза, если правильно считать в соответствие с экономической наукой – через $ ППС (см. «Электроэнергетика России. Мифы и реальность»).

Я пытался достучаться до правительства, но экспертное заключение по моему письму было поручено дать членам секции энергетики РАН – именно тем, которые разрабатывали Энергостратегию с ее избыточной программой строительства новых энергоблоков.

Кто сегодня обсуждает возможность электроэнергетического рынка обеспечить сверхинвестиции, которые заложены в Энергостратегию? Какова при этом будет стоимость электроэнергии? Как сопоставлять эту стоимость с другими странами? Цифры подкладываются под обстоятельства. Уровень анализа часто очень низкий, нет желания разобраться в сути дела, и, что удивительно, эксперты не боятся ущерба для своей репутации. В результате экспертное сообщество не выполняет своей главной задачи.

Секция энергетики РАН должна обеспечивать системный анализ положения дел в отрасли, быть на острие ее проблем. Её экспертный потенциал должен быть использован при формировании планов и стратегий развития, она должна предложить Правительству свои независимые наработки, рассматривая электроэнергетический комплекс страны как единое целое, включающее в себя в сбалансированном соотношении все виды генерации и сетевое хозяйство. Например, почему сегодня инвестиции в атомную энергетику на произведенный киловатт-час выделяются в 6 раз больше, чем в тепловую? Это значит, что мы плодим сверхдорогую атомную энергетику? Хотя сегодня самые острые проблемы стоят перед тепловой энергетикой, а далеко не перед атомной.

Атомная энергетика сегодня – часть единого комплекса, она невелика по объему – около 16% в общем энергобалансе. Но из федерального бюджета в 2010 году на капитальное строительство было выделено 60 млрд. руб., в 2011 – примерно столько же (как раз и на сверхдорогой и ненужный БН-800). Для сравнения: в Российский фонд фундаментальных исследований ( РФФИ) в те же годы в 10 раз меньше - всего по 6 млрд руб.

К сожалению, руководство отделения РАН, куда входит секция энергетики, члены которой - выдающиеся ученые, и многие из них являются лауреатами российских и международных научных премий, заняли зависимую позицию ранее по отношению к Чубайсу, теперь – к Кириенко и Шматко. Они не предлагают скорректированных независимых предложений по сбалансированному развитию электроэнергетики страны, в соответствии с научно-обоснованным прогнозом электропотребления на период 10 – 15 лет. Отсутствие таких предложений показывает неспособность экпертного сообщества защищать интересы своего народа. В советское время академическая элита никогда не прогибалась перед министерскими чиновниками, наоборот, даже министры водили хороводы вокруг членов академии.

Вселяет надежду то, что руководители генерирующих компаний, в основном в тепловой энергетике, и крупные потребители выступают решительно против этих, разоряющих Россию, безумных программ Минэнерго и Росатома, а их и мои аргументы совпадают. Некоторое отличие состоит в том, что они называют эти программы шизофреническими.

- Не надорвется ли экономика страны, выполняя программу Кириенко?

- При таких затратах атомно-энергетических проектов и такой продолжительности их реализации велика вероятность, что средств на их завершение с рынка электроэнергии будет недостаточно без дополнительной подпитки из бюджета. Однако, я уверен, что вскоре эта подпитка будет прекращена, потому что в стране есть более актуальные инвестиционные проекты, требующие бюджетного финансирования.

Минфин уже предупредил, что бюджет на 2012 год не потянет такой объем инвестиций на модернизацию, какой был в 2011 году.

- Может быть, найдутся инвесторы, готовые вложиться в зарубежные проекты Росатома или в российские с перспективой экспорта электроэнергии, например, в Балтийскую АЭС?

- В принципе, России она не нужна – Калининградская область электроизбыточна, там более 1,5 ГВт мощностей при 0,94 млн человек населения. Дополнительно можно восстановить множество малых ГЭС (суммарная мощность 50 МВт), построенных еще немцами. Газоснабжение региона надежно, дополнительно предусмотрено специальное ответвление от газопровода «Северный поток». Поэтому, если ее строить, то только за счет внешних инвесторов. Электростанция - это инфраструктурный проект. Собирая ресурсы с отечественных потребителей, компании обязаны строить объекты для них же, в перспективе снижая стоимость электроэнергии. Это должно быть заложено в правилах оптового рынка электроэнергии и мощности.

У меня серьезные претензии к Минэнерго, Минэкономразвития, ФСТ и ФАС по Балтийской АЭС – почему они согласовали ее строительство? Вместо того, чтобы снижать внутренний тариф на электроэнергию, бездарно тратятся инвестиционные ресурсы, полученные с отечественного потребителя за счет завышенных тарифов, из=за которых стонет отечественный бизнес и население.

Сегодня там начали строить поселок, копать землю, распределять заказы на оборудование – а внешнего инвестора нет.

Другой вопрос – кому собираются продавать электроэнергию с Балтийской АЭС? Все развитые страны стремятся к обеспечению собственной электронезависимости, включая соседние балтийские страны, и не следует питать особых иллюзий по поводу европейского спроса на электроэнергию Балтийской АЭС.

Например, Германия, сегодня электронезависимая, отказавшись от атомной энергетики, за короткий период - не более 10 лет - построит возобновляемые источники энергии, новые угольные и парогазовые ТЭС, именно поэтому она поддержала строительство «Северного потока». Кроме того, Чехия и Словакия, которые значительно ближе к центральным и южным областям Германии (в этих областях возможен временный дефицит электроэнергии из-за останова АЭС) намерены расширить свои атомные мощности с учетом возможного туда экспорта.

На востоке Белоруссия сама собирается строить двухблочную АЭС на Островецкой площадке и будет самодостаточной.

- Владимир Путин 10 ноября подписал распоряжение о строительстве двухблочной Нижегородской АЭС. Несмотря на протесты населения, особенно, жителей Мурома. А Вы сторонник референдума по вопросам строительства АЭС?

- Я не сторонник референдума, но сторонник осмысленных, экономически обоснованных решений, целесообразность которых можно внятно объяснить любому гражданину страны. В Нижегородской области работают паротурбинные блоки на газовых ТЭС, которые можно реконструировать до парогазовых. Это позволило бы выработать недостающее количество электроэнергии при меньших затратах и без конфликтов с населением. Кроме того, те потребители, с которыми обсуждали возможность использования электроэнергии Нижегородская АЭС, не согласились с уровнем стоимости даже 2,53 руб. за киловатт-час в ценах 2011 г. и планируют строить дополнительную собственную генерацию на газопоршневых блоках. Впрочем, я понимаю комплекс вины Кириенко за погубленную Горьковскую АСТ.

- В обновленную версию дорожной карты сооружения АЭС помимо Нижегородской, вошли Центральная, Северская, Курская-2, Кольская-2 и др. По всем этим проектам в 2011 году началось освоение финансов в объемах от 8 до 650 млн руб. Какие из них вы считаете экономически обоснованными?

- Я уже говорил выше – атомные энергоблоки нужно строить только там, где старые выводятся из эксплуатации, в первую очередь – на площадках Ленинградской, Курской и Смоленской АЭС. До 2030 г. необходимо заместить 10 ГВт РБМК и 1,8 ГВт ВВЭР-440 (проект 230). Итого: минимум 13 ГВт, оптимально – 16 ГВт (8 ГВт – до 2020 г., и еще 8 ГВт, возможно.ю 5 блорк НВАЭС (1 ГВт) – до 2030 г.).

После 2015 года, по заверениям Кириенко, Росатом готов отказаться от бюджетного финансирования. Думаю, что растущие расходы на социальные обязательства, взятые руководством страны в выборный год, сверхрасходы на подготовку Олимпиады-2014 и к чемпионату мира по футболу 2018 года, а также надвигающийся новый финансово-экономический кризис, вынудят министерство финансов раньше снять атомщиков с бюджетных дотаций или, по крайней мере, существенно уменьшить их. В 2010 году объем инвестиций составлял 160 млрд руб.: 100 млрд руб.с рынка электроэнергии и мощности, 60 млрд – из бюджета (по данным Годового отчета государственной корпорации по атомной энергетике «Росатом» за 2010 г. «Росатом» 30.05.2011 г.). В 2011, по-видимому, будет примерно столько же. Без учета бюджетных денег с 2010 до 2020 гг., Росатом будет иметь на новые АЭС внутри страны около 1 трлн руб. в ценах 2010 года. Учитывая, что реальная стоимость блока мощностью 1,2 ГВт составляет минимум 140 - 150 млрд руб.

(см. Таблицу 1), то на эти деньги можно полностью построить только 6 блоков. Уже начато строительство всех шести – на Ленинградской АЭС-2, и Нововоронежской АЭС-2, Ростовской АЭС 3-й и 4-й блоки итого. 6,8 ГВт мощностей «с нуля».

Плюс необходимо достроить БН-800 – это еще 60-70 млрд. На начало строительства Балтийской и Нижегородской АЭС – надо еще 100 млрд. руб. А где взять еще хотя бы 100 – 150 млрд руб. на разворачивание более важных площадок Курской АЭС-2 и Смоленской АЭС-2? Не говоря уж о прочих фантазиях - Центральной, Кольской-2, Северской.

Кроме того, необходимы инвестиции на мероприятия по продлению эксплуатации действующих блоков, их снятию с эксплуатации ит.п. – строительство ХОЯТ, ТРО, вспомогательных объектов ит.д. До 2020 года – это еще минимум 100 млрд. руб.

Если же рассчитывать на бюджетные средства, то необходимо доказывать, почему нужно строить сверхдорогие АЭС, а не поддерживать реконструкцию и строительство парогазовых блоков (объем реконструкции - 80 ГВт - из общей мощности электростанций в стране 220 ГВт).

Ведь было показано (см. «Электроэнергетика России. Мифы и реальность»),

что по критерию замещения газа в электроэнергетике, новое строительство АЭС конкурентоспособно по сравнению с реконструкцией парогазовых блоков, только если стоимость строительства установленного 1 кВт мощности АЭС не превышает $ 2500 (т.е. стоимость энергоблока 1,2 ГВт должна составлять 90, а не 140 - 150 млрд. руб.), а время – от первого бетона до пуска промышленной эксплуатации - не более 5, а не 7-8 лет, как сегодня.

- К 2020 году заканчивается продленный срок эксплуатации самых старых блоков с реакторами РБМК. Возможно ли очередное продление?

- После 40 лет эксплуатации начинаются необратимые изменения структуры графитовой кладки, являющейся одним из основных элементов его активной зоны.

Сам графит разбухает, в результате происходит искривление каналов СУЗ реактора, что непосредственно влияет на безопасность эксплуатации установки.

Это и есть ограничитель времени эксплуатации РБМК. Уже в осенне-зимний период 2010-2011 годов мощность первого блока Ленинградской АЭС – это самый старый из действующих РБМК, отработавший 38 лет, – была снижена на 20%.

Это грозный сигнал того, что мы стоим на пороге массового вывода реакторов этого типа из эксплуатации.

Северо-Западный регион России, по всей вероятности, в ближайшие годы лишится 1 ГВт мощности, что необходимо будет компенсировать до завершения строительства первого блока ЛАЭС-2

Большинство блоков РБМК было сдано в конце 1970-х и в 1980-х годах. В период 2020-2030 годов практически все они должны быть выведены из эксплуатации.


Поэтому в первую очередь в ближайшие 10-15 лет надо строить новые энергоблоки с реакторами ВВЭР рядом с существующими энергоблоками РБМК.

Это позволит сохранить атомные технологии и эксплуатационный персонал АЭС, а также даст необходимый объем заказов для энергомашиностроения. Кстати, программой дожития и вывода этих реакторов сегодня никто всерьез не занимается.

- Вывод из эксплуатации, как показывает опыт Чернобыльской и Игналинской АЭС, дело затратное. Ведь расходы на вывод потребуются после 2015 года, когда Росатом может лишиться бюджетных вливаний?

- Остановленные блоки придется обслуживать, примерно половину от численности эксплуатационного персонала блока придется сохранить достаточно длительное время.


Я думаю, что на один блок в течение 5-7 лет, придется тратить на один блок минимум 2-3 млрд руб., а далее – до 1 – 2 млрд. руб. в год.

Вывод из эксплуатации энергоблоков АЭС неизбежно будет отвлекать средства от нового строительства.


Экономику атомной энергетики до 2030 года необходимо считать с учетом вывода из эксплуатации 16 блоков суммарной мощностью 13,4 ГВт. Кроме того, необходимо иметь в виду, что неизбежная жесткая конкуренция АЭС с модернизированными или новыми парогазовыми и угольными энергоблоками будет ограничивать рост тарифов на электроэнергию.

Да и потребитель уже не будет спокойно терпеть необоснованный рост стоимости электроэнергии ради строительства АЭС.

Сегодня стратегия развития атомной энергетики внутри страны должна быть логически увязана с программой дожития старых энергоблоков, в первую очередь РБМК. Их нужно эксплуатировать так, чтобы получить возможный максимум производства электроэнергии на весь период дожития.

Эффективная стратегия дожития – самые выгодные инвестиции. Чтобы продлить безопасную эксплуатацию, нужно перевести их на пониженный уровень мощности в соответствии с разработанным графиком.

В то же время срок службы реакторов типа ВВЭР зависит от прочности корпуса, который, в крайнем случае, можно отжечь в случае охрупчивания и эксплуатировать 50-60 лет.

- В мае 2008 года (см. «Атомная энергетика России. Время упущенных возможностей») Вы утверждали, что до 2015 года будет пущено всего два блока: второй Ростовский блок и четвертый Калининский. Вы готовы пересмотреть свой прогноз?

- Пока я ошибся только относительно срока достройки Калинин-4. Он выйдет на 100 %-ую мощность в текущем году, а не в 2014, как я предполагал.


Я не предполагал возможности поставки туда реакторного оборудования с АЭС «Белене» (Болгария), поставленного туда в конце 1980-х гг. (завод-изготовитель «Шкода» Чехия).

Но в этом случае тем более непонятно, почему так высока цена этого блока – 91 млрд. руб с учетом стоимости всех основных фондов (см. табл.1).

Правда, совсем недавно руководство Калининской АЭС объявило, что на этом блоке было сэкономлено 8,9 млрд. руб. Но даже 82 млрд руб – запредельная стоимость достройки.

Непонятно, за счет чего экономия: или за счет пониженной стоимости оборудования «Белене», или, собственно, за счет снижения стоимости строительства.

На Калининскую АЭС перевезли корпус реактора с крышкой и внутрикорпусными устройствами, 4 парогенератора, компенсатор давления, сосуды САОР, корпуса ГЦНов, биологическую защиту и ряд металлоконструкций реакторного отделения, возможно, что-то еще.

Точная информация о количестве и цене оборудования с АЭС «Белене» - самый большой секрет Росэнергоатома. Болгары утверждают, что за все перемещенное оборудование было заплачено 80 млн евро и еще 70 млн. евро - не доплачено. «Атомстойэкспорт» утверждает, что он расплатился полностью. П


еред поставкой на КлнАЭС это оборудование проходило переаттестацию на Петрозаводскмаше (ПЗМ), и теперь за него отвечает уже не завод-изготовитель «Шкода», а ПЗМ. Какие посредники и сколько наварили на перемещении оборудования с «Белене» на четвертый блок Калининская АЭС – это предмет разбирательства правоохранительных органов и комиссии В.А.Зубкова

Известно, что «Шкода» продала комплект техдокументации за сумму менее 400 тыс евро, а КлнАЭС он достался за 4 млн.

По моим оценкам, стоимость этого оборудования составила бы около 170 млн. евро, если бы оно поставлялось в 2007 – 2008 гг. российскими производителями на площадку 4 блока КлнАЭС. Отсюда каждый можнт оценить возможный уровень коррупционного дохода от этой сделки.

Кроме того, я не предполагал, что развернут неактуальное сегодня строительство 3-го и 4-го блоков на Ростовской АЭС – ведь там нет потребителя. Южные регионы страны не испытывают дефицита мощностей. Только что завершено строительство Сочинской ТЭЦ - 4 блока ПГУ-50, на границе с Абхазией строится Кудебская ТЭС мощностью 300 МВт с газопоршневыми блоками, недавно введены по одному блоку ПГУ – 410 ГВт на Новочеркасской ГРЭС (2 ГВт) и Невинномысской ГРЭС (1,8 ГВт). Кроме того, имеются ГЭС (Дагестанская, Черкейская и др.) суммарная мощностью 2 ГВт и несколько городских ТЭЦ. На Ростовской АЭС нет старых блоков, требующих замещения, в отличие от Курской и Смоленской АЭС. Тем не менее, если не будет перебоев в финансировании, возможен ввод в промышленную эксплуатацию блока Ростов-3 к 2015 г., а вероятнее, - только в 2016 г.

- Благодарю за откровенные и обстоятельные ответы. Осталось немало вопросов, которые хотелось бы обсудить. Это динамика и перспективы зарубежных контрактов «Росатома», организация строительства АЭС за рубежом, вопросы, связанные с атомным энергомашиностроением, такая актуальная проблема как коррупция и многое другое.

Ну и наконец, объявленная премьером В. Путиным, скорая приватизация гражданской части атомной отрасли.

Надеюсь, что этому будет посвящена вторая часть настоящего интервью, которое мы представим читателям в самое ближайжее время.

Беседовала Л. Селивановская
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Форум АЭС специалистов с осколков СССР -> 0102 Атомщикам России есть о чем сообщить Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Знать. Уметь. Предвидеть. Работать с Атомом без права на риск.


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS