Мы думаем о Настоящем, Прошлом и Будущем
Список форумов Форум АЭС специалистов с  осколков СССР

Форум АЭС специалистов с осколков СССР

АЭС проблемы из первых рук Операторы. Техники. Исследователи О радиации. Надёжности. Прошлом и Будущем
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Прикованный к атомной галере имеет право знать правду о пробоинах в Корабле Предупредить, когда увидел рифы, почувствовал приближение бури
Чернобыль и Фукусима: сравнение неутешительное

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Форум АЭС специалистов с осколков СССР -> 0802 Пепел Чернобыля. Не забывать никогда!
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Observer
Site Admin

   

Зарегистрирован: 17.10.2012
Сообщения: 1377

СообщениеДобавлено: Пт Апр 24, 2015 8:41 am    Заголовок сообщения: Чернобыль и Фукусима: сравнение неутешительное Ответить с цитатой

URL:

Чернобыль и Фукусима: сравнение неутешительное







Японские ядерщики проигнорировали опыт Чернобыля, за что теперь расплачивается весь Дальний Восток.

Если вам доводилось бывать за границей, то среди ваших случайных знакомых непременно находились те, кто при слове «Украина» уверенно заявляли,

что Чернобыльская станция по-прежнему является опасным объектом, овощи, выращиваемые вокруг нее, экспортируются чуть ли не во все соседние страны, и пересказывали прочие «страшилки».

В этом смысле 25-летие Чернобыльской катастрофы — повод дать слово не политикам, а ученым:

российским, украинским, которые помнят первые часы после аварии, могут рассказать об ошибках, допущенных в то время, поговорить о современном проекте конфайнмента,

а также оценить перспективы развития атомной энергетики в ближайшее время, особенно с учетом аварии на японской АЭС «Фукусима».



Первое, с чего начали ученые мужи-участники видеомоста Киев - Москва, — это с разоблачения мифов, которые, как гигантская паутина, опутали всю станцию.

В народе ходят легенды о тысячах и даже десятках тысяч погибших. На самом деле это не так,

медицинские последствия техногенной катастрофы гораздо скромнее, говорит директор российского Института проблем безопасного развития атомной энергетики Леонид Большов.


Первыми, как известно, навстречу смерти пошли ликвидаторы — пожарные, работники станции.

Всего было зарегистрировано 134 случая заболевания лучевой болезнью.

Из них в первые четыре месяца умерли 28 человек, включая и Анатолия Андреевича Ситникова,


который строил и делал эту станцию. Он «схватил» не менее полутора тысяч рентген, облучение поразило центральную нервную систему. В московской клинике у него не прижился пересаженный костный мозг и, несмотря на все принятые меры, он скончался…

Остальные ликвидаторы, спустя время, умерли по разным причинам, что более-менее соответствует естественной убыли, говорит Большов.

«Из-за отсутствия йодной профилактики в 30-километровой зоне (она была проведена только в Припяти), в России из 748 раковых заболеваний щитовидной железы 40% случаев были выявлены в четырех областях у тех, кто на момент аварии был в детском возрасте.

Большая часть из 115 случаев рака «щитовидки» приходится на ликвидаторов.
Всего же зафиксировано 80 смертельных исходов из 198 зарегистрированных заболеваний у ликвидаторов»,


- приводит цифры ученый.

Менее чем за полувековую историю развития ядерной энергетики произошло три крупных аварии на АЭС, вызвавших тяжелые последствия.

Первая - в 1957 г. (Англия),

вторая - в 1979 г. (США, Пенсильвания) и

третья - в 1986 г. в Чернобыле.

Были также аварии на атомных подводных лодках.

Чернобыльская катастрофа в этом ряду воспринимается едва ли не как самая трагичная во всей мировой истории атомной энергетики.

Согласно Закону 1991 года, зараженными были признаны 60 тысяч квадратных километров, на которых проживают 2 млн. человек.

А дальше страх начал делать свое черное дело.

Никто и никогда не считал людей, которые, наслушавшись рассказов об адском ядерном «чреве», заболевали не лучевыми, не онкологическими, а соматическими болезнями.

Не считали умерших от ослабленного иммунитета или получения радиации малыми дозами.



Впрочем, была даже гипотеза о том, что облучение малыми дозами - невредное.

Живут же горцы на Кавказе на высоте трех километров, где космическое излучение порядка 100-150 микрорентген (это в десять раз больше, чем было в Киеве).

С другой стороны, в случае сильных доз радиации организм моментально мобилизуется,

тогда как малые дозы разрушают организм незаметно, сетует академик НАНУ, директор Института ядерных исследований НАН Украины Иван Вишневский.

Можно ли было уменьшить последствия аварии? Безусловно. Сегодня ученые уже открыто говорят о том, что ряд мер были, мягко говоря, лишними и неоправданно дорогими.

С одной стороны, это был мощнейший патриотический порыв — люди со всего СССР приезжали с искренним желанием помочь, рассказывает очевидец тех событий Эмлен Соботович, академик НАНУ, директор Института геохимии окружающей среды НАН и МЧС Украины.

С другой — их попросту «сжигали», чтобы чем-то занять.

Так, например, химвойска занимались, в основном, дезактивацией крыш и деревьев.

Какой смысл был это делать, если людей уже выселили?

Разве что не дать пыли расползаться дальше. Всего же на дезактивацию потратили 500 млн. рублей,
хотя строительство всего города Славутича обошлось в 490 млн. советских денег.

Никто не сказал молодым ребятам, что не стоит купаться в Припяти...




«Основной вывод, который делают многие ученые, и я сам стал так думать примерно через год, посмотрев, что делается, - лучше бы и не вмешивались. Ничего, кроме объекта «Укрытие», не надо было делать, не надо было «жечь» людей... Отсюда у нас и 600 тысяч ликвидаторов», - говорит господин Соботович.

Опять-таки, не надо было вмешиваться в природный процесс. Так, в некоторых местах норма цезия за три года уменьшилась вдвое. А в среднем этот процесс занимал 5-7 лет.

У стронция (не фиксируется глинистыми частицами, но хорошо поглощается растениями) — чуть больше. «Очень быстро на этих площадях могли выращивать чистую продукцию и пасти коров», - констатирует Соботович.

С ошибками все ясно.

А вот что делали в первые месяцы правильно?

В первую очередь, конечно, соорудили объект «Укрытие», который, без преувеличения, можно назвать стройкой века. В первые же три дня, рассказывает Иван Вишневский, сотрудники Института проникли под реактор с дозиметрами, установив, что быстрых нейтронов там нет. Это вселяло определенный оптимизм, ибо означало, что классическая ядерная реакция не идет. Также была установлена система «шатер», позволяющая контролировать различные показатели на 200 точках. Надо было контролировать большие территории — качество продуктов на рынках, проводить дезактивацию транспортных сил и много еще таких «надо»...

Практически сразу же после аварии на ЧАЭС при МАГАТЭ была собрана группа ученых, которые должны были выработать базовые подходы к обеспечению безопасности на АЭС.

Дабы не вдаваться в заумные технические детали, отметим, что с тех пор все проекты строительства АЭС должны были состоять из двух частей. В первой — необходимо было доказать, что авария «супермаловероятна», рассказывает первый заместитель гендиректора эксплуатирующей организации концерна «Росэнергоатом» Владимир Асмолов. А во второй — забыть о том, что постулировалось в первой части, и расписать по этапам, как может развиваться авария, и как ее удержать внутри реактора.



Второй урок Чернобыля состоял в том, что население необходимо обеспечивать прозрачной и понятной информацией о состоянии дел и степени опасности.

Тут же у собравшихся возник логичный вопрос, как же тогда стала возможной авария на «Фукусиме», если все учтено? Оказалось, что разработчики японской АЭС преступили через эти принципы и, сделав первый шаг (доказав маловероятность аварии даже в случае цунами и землетрясения), оказались абсолютно неготовыми к УПРАВЛЕНИЮ аварией. Как следствие, первые два дня, когда можно было сделать все, что нужно, были упущены, говорит Асмолов. Попытки США, России помочь — поделиться знаниями и опытом — успеха не имели. Если на Чернобыле справились за две недели с охлаждением, то в Японии — еще даже не приступали.

Вторая явная ошибка японцев заключается в отсутствии четкой вертикали управления аварией. Доходит просто до абсурда, когда команды сверху вниз передаются через 25 посредников, критикует господин Асмолов.

Для сравнения: в Чернобыле в кратчайший срок были построены бетонные заводы. Понадобился азот и свинец — тут же эшелоны с ним уже стояли на запасных путях. В Японии — все наоборот, абсолютно аморфная система управления, и это при том, что масштабы работ там на порядок ниже, чем в Чернобыле. Что и говорить, если 25 лет назад люди ехали в Чернобыль спасать станцию, то на «Фукусиме» осталось 50 человек-добровольцев. Умирать, даже за деньги, - желающих нет.



«Тоталитарное государство — это плохо с точки зрения прав человека. Но если нужно выиграть войну или ликвидировать аварию, то режим должен быть супертоталитарным», - резюмирует российский ученый. С ним солидарен и господин Вишневский — нельзя допустить, чтобы атомная энергетика в Украине перешла в частные руки.

Что ждет Чернобыль в ближайшее время? В первые же годы после аварии в Украине и России предлагалось немало проектов по изъятию топлива или консервации его прямо на месте. В частности, один из проектов предполагал захоронение объекта вместе с саркофагом под землю на километр.



Но сегодня, похоже, победила другая, более затратная точка зрения - строительство нового объекта «Укрытие» (так называемой «арки»). По итогам прошедшей в Киеве международной конференции высокого уровня разными донорами было представлено или обещано около EUR550 млн. при необходимой смете проектов в EUR 740 млн. Европейская Комиссия предоставила EUR110 млн., Франция – EUR47 млн., Россия – EUR45 млн. Премьер Николай Азаров от имени украинского правительства пообещал, что в 2012-2014 гг. со стороны Украины в Чернобыльский фонд «Укрытие» будет выделено 4 млн..

Для справки: стоимость строительства нового безопасного конфайнмента (НБК) на объекте «Укрытие» составляет 990 миллионов евро. Под все работы, связанные с мероприятиями на ЧАЭС, было создано два фонда – Чернобыльский фонд «Укрытие» емкостью EUR1,54 млрд. и «Счет ядерной безопасности», из которого, в том числе, должны финансироваться мероприятия по строительству хранилища отработанного ядерного топлива (ХОЯТ-2) емкостью EUR255 млн.

Вместе с тем, утвержденный проект объекта «Укрытие» подвергается серьезной критике со стороны «зеленых» и экологов. По мнению лидеров Европейской партии зеленых, проект по преодолению последствий Чернобыльской аварии содержит существенные изъяны. В частности, он не предусматривает схем и сроков демонтажа конструкций нынешнего саркофага, который после завершения нового проекта окажется внутри внешней конструкции.

«Гарантия на объект «Укрытие» составляет 15 лет, а «арку» делают на 100 лет. Так что если через 15 лет разрушится объект «Укрытие», то под «арку» потом никто никогда не войдет. В результате понадобится проект второй арки, которую надо прикрыть, и так до бесконечности...» - с сожалением констатирует Эмлен Соботович.



В иностранной прессе высказывалось также мнение, что сам проект нового объекта «Укрытие» является результатом лоббизма французских строительных фирм, а Европейская Комиссия и такие финансовые институты, как Bers, намереваются превратить Чернобыль в «гигантскую лабораторию».

Как рассказали «Главреду» ученые, задачу по превращению Чернобыльской АЭС в безопасный объект можно решить и проще, и СУЩЕСТВЕННО дешевле. К слову, ежегодное обслуживание арки обойдется нам в -100 млн. в год. И не исключено, что деньги пойдут французским ученым и компаниям.

«Вынимать оттуда отработанное топливо и разносить его — это самая глупейшая идея, которая только может быть», - утверждает Асмолов. По его словам, основная статья расходов в этом случае будет заключаться в закупке всевозможных подъемных механизмов. Хотя есть – и в России, и в Украине – гораздо более дешевые идеи. «Надо оставить все, что есть, внутри и изолировать надежно от окружающей среды», - утверждает Асмолов и тут добавляет: «А единственный плюс этого проекта заключается в его дороговизне. Но, с точки зрения решения технических вопросов, — это бессмысленно».

Опять же, если вынимать отработанное ядерное топливо, то его нужно куда-то захоронить. А куда? Нужен геологический могильник, лучше всего в этой же зоне, потому что население категорически не позволит строить его где-то в другом месте, подчеркивает Эмлен Соботович.

«Если бы нам дали деньги, мы бы сделали проект за десятую часть этой цены. Мы бы его действительно пенобетоном заполнили. И тогда бы строительные конструкции самого объекта стояли, и никакой цепной реакции там бы не было. Сейчас это возможно, потому что все превращается в пыль, может получиться растворный реактор, который начнет кипеть и разбрасывать нейтроны повсюду. И тогда к нему не подойти, пока вся вода не выкипит, а ее там 3 тысячи кубометров», - резюмирует господин Соботович. Но, увы, украинскую науку никто не слышит - все деньги уходят западным ученым…

фото: ЕРА, chernobil.info
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Форум АЭС специалистов с осколков СССР -> 0802 Пепел Чернобыля. Не забывать никогда! Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Знать. Уметь. Предвидеть. Работать с Атомом без права на риск.


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS